воскресенье, 31 января 2010 г.

"Безусловно, нам сильно помогают "Ростехнологии"" // Гендиректор компании "Скартел" Денис Свердлов о создании первого в России оператора связи 4G

Безусловно, нам сильно помогают Ростехнологии // Гендиректор компании Скартел Денис Свердлов о создании первого в России оператора связи 4GВ прошлом году малоизвестная для телекоммуникационного рынка компания "Скартел" первой в России запустила в коммерческую эксплуатацию сеть мобильного WiMax под брендом Yota. Успех оператора приписывают наличию среди его совладельцев госкорпорации "Ростехнологии". В интервью "Ъ" гендиректор "Скартела" ДЕНИС СВЕРДЛОВ рассказал о том, что идея инвестировать в связь четвертого поколения (4G) родилась у бывшего импортера фруктов, которому удалось привлечь капитал в размере $500 млн.
— Первый уровень управления — фонд Telconet Capital. Он привлек деньги путем продажи паев инвесторам. Пайщики не принимают участия в управлении, но они имеют право забрать свои деньги, если их не устраивают действия фонда. Управляет фондом Sadco Management Partners, созданная специально для этих целей. На ступень ниже находится WiMax Holding, который владеет всеми активами в разных странах, включая Россию. Моя зона ответственности начинается именно от WiMax Holding, в Telconet и Sadco я не участвую.
— У WiMax Holding есть пять членов совета директоров. Три номинальных директора-киприота и два с нашей стороны: Сергей Адоньев и руководитель аппарата гендиректора "Ростехнологий" Сергея Чемезова Сергей Куликов.
— Нет, не являюсь. Мое участие выражено опционом, который еще не реализован. Пока об этом рано говорить. Думаю, этот вопрос будет актуальным при достижении компанией поставленных целей.
— По условиям договора я не имею права разглашать эту информацию.
— Несколько человек. Так было с самого начала.
— Непосредственно потрачено порядка $400 млн. В то же время капитал самого фонда составляет $500 млн. Думаю, в этом году мы расширим объем фонда до $1 млрд.
— Если говорить о WiMax Holding, то деньги привлечены в виде кредита, причем все. Кредиты нам помогает привлекать фонд.
Вообще у нас есть три возможности финансирования. Первая — привлечение дополнительных паев через фонд. Вторая — долговые инструменты, третья — кредиты. Мы два года делали аудит в KPMG, вышли на положительную EBITDA. Поэтому мы уже можем кредитоваться, и у нас уже есть первый опыт. В частности, мы привлекли кредит Балтийского банка развития на сумму около $10 млн. У "Скартел" также есть предложения от большого количества банков: среди них крупные государственные и частные банки. Пока сделки не завершены, не могу их назвать.
Что касается заявлений конкурентов, мне сложно это прокомментировать. Мы просто прочли закон, правила получения частот и взялись за дело. У нас не было полного понимания, как это делать, но мы просто верили, что это возможно.
— Персонально я этим и занимался. Здесь нет никакой интриги. Да, наверное, это выглядит очень странно, но так получилось.
— Недавно мы запустили сеть в Никарагуа, получили частоты в Перу. Назвать запланированные страны пока не могу, так как это сразу увеличит стоимость вхождения на рынок. Могу назвать регионы. Нас интересует Латинская Америка — там мы плотно работаем в нескольких странах. Нас очень интересует Азия. Там у нас пока нет законченных сделок, но в некоторых странах мы очень продвинулись. Также нас интересует Африка и СНГ, Европа не очень интересует.
— Тут нет универсального рецепта. Безусловно, нам сильно помогают "Ростехнологии", которые имеют представительства в очень многих странах. Но есть и другая сторона. Эти страны обделены вниманием мировых операторов, поэтому уровень развития технологий у них очень-очень низкий. Поэтому когда к ним приходит серьезная компания с деньгами и опытом реализации масштабных проектов, то мы получаем беспрецедентную поддержку. Местные власти понимают, что доллар, вложенный в телекоммуникации, развивает экономику страны минимум на $10.
— А к 2012 году мы планируем построить сети в 180 городах, то есть там, где население превышает 100 тыс. человек. Я не думаю, что мы отстаем от плана. В первый год работы мы построили сеть в двух городах, во второй год — три. Уфу мы построили за восемь месяцев, Краснодар еще быстрее. Если в Санкт-Петербурге и Москве от старта коммерческой эксплуатации сети до положительной EBITDA прошло около пяти месяцев, то в Уфе мы получили положительную EBITDA в том же месяце — в октябре.
Таким образом, бизнес-кейс у нас предельно понятен для каждого города. Мы, кстати, перевели все строительство на аутсорсинг. Теперь у нас есть два генподрядчика: "Экспотел" и "СРС Спецрадиосервис", которым мы заказываем города "под ключ". Мы просто говорим, что хотим построить сеть в таком-то городе, и они строят.
Возвращаясь к скорости строительства, могу сказать, что у нас в бизнес-плане, согласованном с акционерами в начале 2007 года, стояла цель получить 200 тыс. абонентов до конца 2009 года. По факту к концу года у нас было 300 тыс. абонентов без учета Краснодара и Сочи. Что касается 40 городов, то в 2010 году запустим в коммерческую эксплуатацию 15 городов, начать стройку в 20-25 городах вполне реально. Поэтому я думаю, что за три года, то есть до сентября 2011 года, план выполним.
— Огромным плюсом 3G, конечно, является, распространенность конечных устройств. Но разница заключается в моделях потребления. У нас в Уфе и Питере есть операторы с 3G, но мы не испытываем никакого эффекта по сравнению с Москвой, где эти сети только начали разворачивать.
Кроме того, 14 Мбит/сек., о которых вы упомянули в вопросе,— это скорость, с которой может работать конечное устройство, но ограничивающим фактором является не скорость устройства, а пропускная способность базовой станции. В частности, сейчас базовые станции 3G, насколько мне известно, подключают на скорости 4 Мбит/сек. Предположим, их поставили в Москве 1 тыс., то есть пиковая возможность всех базовых станций составит 4 Гбит/сек, а та же 1 тыс. станций WiMax — 100 Гбит/сек., то есть в 25 раз больше. В Москве мы планируем установить 3 тыс. станций. Для сравнимой пропускной способности в 3G потребуется поставить 75 тыс. станций каждому оператору.
Ограничения операторов в том, что когда они строили сети, то им важна была скорость строительства. А быстро строить можно только радиорелейные, но не оптоволоконные сети. Достаточной оптоволоконной инфраструктуры для развития 4G сегодня нет ни у одного российского оператора. Безусловно, сейчас эта задача решается: операторы начинают вкладывать много денег в эту область, но это потребует времени.
Но даже если сделать допущение, что с подключением все будет в порядке, то следующим ограничивающим фактором станет пропускная способность самой базовой станции. Она определяется технологией и шириной радиоканала. В 3G используется канал 5 МГц, а в WiMax — 10 МГц. Большая ширина канала отражается не только на скорости, но и на количестве абонентов, которых одновременно может обслуживать одна базовая станция.
— Вопрос конкуренции связан не с наличием технологии, а с маркетингом и пониманием рынка. Я буду рад, если еще кто-то будет заниматься популяризацией технологии. Одним продвигать тему WiMax сложно.
Вы знаете, что одной из задач "Ростехнологий" является развитие инновационных технологий в области связи, и, являясь советником Сергея Викторовича Чемезова, я делаю все от меня зависящее, чтобы российское оборудование появилось и было востребованным операторами.
— У нас другой диапазон.
— Хотел бы сначала пояснить, что мы никогда не были фанатами технологии WiMax. Нам все равно, какую технологию использовать. Мы сфокусированы на услуге, которая изменит жизнь людей так же, как и сотовые телефоны. Совсем недавно люди пользовались стационарными телефонами, но затем резко все изменилось. То же произойдет и с интернетом, когда будут достигнуты скорости, сопоставимые с кабельным интернетом. Сейчас самая популярная на рынке технология — ADSL со скоростью 2,4 Мбит/сек., то есть скорость WiMax уже выше.
— Очень просто. У нас была задумана услуга — мобильный интернет. По-настоящему мобильный и по скорости соизмеримый с кабелем. Что у нас есть? А есть только WiMax 16e, и ничего другого нет.
Более того. Где в основном потребляется интернет? Мы понимаем, что в первую очередь на компьютере: даже операторы 3G основной доход от трафика получают через большой экран, а не маленький. Кто игрок на этом рынке? Intel. Intel может сделать так, чтобы во всех ноутбуках был встроен WiMax, так же как и WiFi? Вероятность такая есть. И она больше, чем встроенные модули 3G: 3G на рынке уже больше девяти лет, а ноутбуков со встроенным 3G единицы. Исходя из этой логики, мы понимали, что WiMax — это хорошо. Но не потому, что мы фанаты технологии, а потому, что это дает нам возможность сегодня дать эту услугу лучше, чем кому бы то ни было.
Мы все время пляшем от услуги. Будет другая технология — будем заниматься другой технологией. Мы не технологическая компания. Для меня это конкуренция не технологий, а бизнес-моделей. WiMax — это недешевая технология, она требует плотной установки базовых станций, чтобы услуга была качественной и сплошной. Для этого в одной Москве нужно поставить несколько тысяч базовых станций. Это тянет на сотни миллионов долларов. Сколько компаний в России способны это сделать это и за какой срок? Поэтому я бы говорил не про спор технологий, а про спор бизнес-моделей. Могу привести пример. Почему у нас сотни тысяч абонентов, а у наших конкурентов всего несколько тысяч?
— C Samsung у нас нет договора об эксклюзивности. Наш договор лишь подразумевает, что, когда хотим, мы можем купить оборудование, но без каких-либо обязательств.
Но у нас нет желания уходить от Samsung, так как нас все устраивает. Кроме того, смена поставщика — это дорого. Поэтому для смены поставщика нужна веская причина. Но, разумеется, мы, как и любая другая компания, будем рассматривать возможности оптимизировать затраты.
— Мы с операторами не общаемся, но действуем в рамках законов России. Вообще, этот конфликт интересов — отголоски старой логики. Почему передача голоса по телефонной линии — это хорошо, а через VoIP — плохо? Люди должны понять, что голос — это часть данных.
Благодаря VoIP мы можем предложить такие тарифы, которые операторы сотовой связи позволить себе не могут.
— Да, мы собираемся предлагать. Вот у нас есть телефон Samsung с поддержкой WiMax. Если я хочу позвонить через GSM — нажимаю одну кнопку, если через WiMax — другую. Входящие звонки будут идти через сотовые сети.
— Внутри сети звонки бесплатные. Остальное раскрыть пока не могу, но это будет существенно дешевле, чем предложения операторов сотовой связи.
— В бизнес-плане расходы на дополнительные услуги заложены, а доходы — нет. Потому что нельзя ставить весь бизнес-план под угрозу того, что сервисы не приживутся. Согласитесь, сложно заставить человека платить за музыку, если он привык ее качать бесплатно. Но я уверен, что пользователи платят не за контент, а за удобство. Поэтому мы ищем наиболее удобный способ доставки контента. Такой, чтобы без него было сложно жить.
Интервью взял Александр Малахов
Оригинальная статья

Последние новости по теме "Компьютеры":

Прокладка от Apple
Давос обсудил вопросы интернет-безопасности
Представительницы сильного пола
Сатору Ивата: эры стереоигр ждать не стоит
OCZ Vertex LE: быстрые SSD-диски объемом до 200 Гб
Цена простоя компаний из-за хакерских атак превышает $6 млн в день
ASUS подтвердила информацию о разработке планшетного ПК
Mobience smallQWERTY: миниатюрная беспроводная клавиатура для мобильных устройств
Rambus продолжает нести убытки
MSI CX420/CR420: классические ноутбуки с 14-дюймовым дисплеем

Последние новости по теме "Санкт-Петербург":

Сергея Генералова выгружают из контейнера // First Quantum предлагает ему продать долю в НКК
ТГК-1 и Петербург создают СП по теплоснабжению
"Не имею отношения ни к сборной США, ни к сборной России"
Губин погубил "Динамо"
Прощание с Кимом
Марат Сафин. Биографическая справка
Арест руководителей "КД авиа" продлен до 9 мая
В Красноярске из-за аварии тысячи человек остались без воды
Индикатор цен РИА Новости с 20 по 27 января вырос на 0,20%
Калининградский арбитраж рассмотрит дело о банкротстве "КД авиа"